13:26 

Красный долбожуй
Серость часто выбирает яркие цвета.
Название: Интервью со Стивом Роджерсом
Автор: Красный долбожуй
Фандом: Первый Мститель
Пейринг: Баки/Стив
Рейтинг: G
Жанр: слэш, ангст, ОЖП
Размер: ~1500 слов
Саммари: Стива слишком много спрашивают о слишком личном.



Дисклеймер: мы - люди бедные, нам ничего не принадлежит.

Стива слишком много спрашивают о слишком личном. На его лице усталость и неявное недовольство, но молодая журналистка слишком взволнована встречей с живой легендой, символом Америки, сохранившимся во льдах как подарок новому тысячелетию от лучшего поколения. На его молодом лице не видно глубоких морщин, но в глазах мелькает что-то, отчего можно поверить, что этому человеку и правда на днях исполняется сотня.

Только дело не в возрасте.

Девочка трещит о чем-то своем, Стив только кивает, вежливо улыбается и иногда пожимает плечами. Он столько раз проигрывал эти вопросы в своей голове, что готов ко всем и ответы на них срываются с его языка удивительно легко.


— Вам легко работать с Мстителями? Такая разношерстная компания, наверное трудно к каждому найти свой подход?

Боюсь, я самый трудный из них всех

— Нет, что касается взаимоотношений с командой, то несмотря на определенные...трудности и недопонимание, с которыми нам пришлось столкнуться, мы пришли к взаимопониманию. У каждого свои особенности и мудрость состоит в терпении и умении их принимать.

— То есть выпустили пар и простили друг друга?

— Да, — Стив коротко улыбается, — именно так.


— В последнее время рядом с Мстителями стали замечать новую звезду Интернета, молодого человека, который называет себя Человеком Пауком. Он собирается стать членом вашей команды? Если да, то от кого исходила инициатива?

— К сожалению, я не владею совершенно никакой информацией по этому поводу. Может, вам стоит обсудить это с самим Человеком Пауком?


— Возвращаясь к теме выпуска: как вы планируете отпраздновать свой юбилей?

— Я не строю каких-либо планов на этот день. Я даже чувствую себя странно, только думая об этом, вы понимаете? Я прожил только двадцать восемь лет своей жизни. Не сотню, отнюдь. Поэтому довольно сложно строить какие-то планы, — Стив смеется. — К тому же, страшно глядеть на саму цифру. Смотришь в зеркало и невольно задумываешься — «Воу, неужели я такой старый!». Это не круто, совсем не круто.


— На интернет портал нашего издания продолжают приходить вопросы от читателей, — полчаса, Роджерс, осталось полчаса. — Пользователь СтивРоджерсНашГерой1488 спрашивает: «Капитан, что вдохновило вас пойти на фронт в 43-м?». Ой, ответ, наверное знают все...

— Ничего страшного, я отвечу, — Стив давит вежливую улыбку и отсчитывает секунды в голове.

— Мне повторить вопрос?

— Будьте любезны.

— Что вдохновило вас пойти на фронт в 43-м?

— Я не мог бы жить в Нью-Йорке зная, что соседские парни, — Баки, — головы кладут за нашу страну и за весь мир. Я не люблю плохих парней.

— Похоже, они отвечают вам взаимностью.

— Видимо так.


— Нам написал Фобос, — девочка делает паузу, внимательно прочитывая вопрос. — «Каково быть национальным символом?»

Я хотел быть солдатом, а не носить костюм в цветах флага, — хочет сказать Стив

Но вместо этого вежливо улыбается.

— Увлекательно.


— ЛуизаКот спрашивает: «Бывали ли случаи, когда вы поступали эгоистично?»

Стив приподнимает брови и удивленно смотрит на журналистку. Она улыбается и невинно хлопает глазами, мол, что я могу поделать, тут так написано. Она предвкушает сенсацию, зная, что ей самой никогда не хватило бы смелости спросить об этом.

Стив выдыхает и опускает плечи. Хочет эксклюзива? Мама всегда учила его честности.

— Меня зовут Стив Роджерс, очень приятно. Я родился от человеческой женщины четвертого июля семнадцатого года. Я тоже иногда бываю неправ, — Стив поморщился как от зубной боли, плохой выбор слов. — Вернее, иногда свою правду защищаю чуть сильнее.

— В чем это проявляется?

— Знаете историю, как я стал Капитаном Америка? Таким, какой я сейчас?

Девочка выпрямляется в своем кресле, приподнимает подбородок и как прилежная ученица выдает заученную фразу:

— В тысяча девятьсот сорок втором году доктор Авраам Эрскин ввел экспериментальную сыворотку...

— Нет-нет, я тогда стал суперсолдатом. Капитаном Америка я стал, когда отправился защищать, — самое дорогое, что у меня есть, — захваченный ГИДРой сто седьмой пехотный полк США. Я был рядом, им нужна была моя помощь. Полковник Филлипс не горел желанием меня отпускать, и, пожалуй, это первый случай, когда я ослушался приказа и отправился отстаивать собственную правду.

— И вы считаете, что так вы стали Капитаном Америка?

Стив пожимает плечами.

— В этом вся ирония.

— Но разве спасение жизни целого полка можно расценить как проявление эгоизма?

Я не полк спасал, я спасал Баки

— Я защищал то, что считал истиной. Не всем это нравится.

Журналистка улыбается.

— Особенно плохим парням.

— Верно подмечено.


— Так, дальше у нас, — журналистка запинается на никнейме, — ГорячаяПеченюха. «Капитан Стив, кем вы мечтали стать в детстве?»

Стив улыбается. После всего, что с ним происходило, довольно трудно вспомнить о детских мечтах, когда рядом с ним была его мама, работавшая тогда педиатром, а не медсестрой в инфекционном.

— Знаете, будет звучать странно, наверное, но честно. Я рос без отца, он погиб во время первой мировой. Так что, видя как маме тяжело, я хотел поскорее вырасти и заменить папу.

— Вы хотели стать отцом?

— Я хотел, чтобы мама не грустила.

— Это очаровательно, капитан Роджерс.

Стив стискивает зубы.

— Я знаю, спасибо. — пятнадцать минут

Стив ненадолго отвлекается, ныряя в собственные мысли, пока девочка возится с ноутбуком и ищет подходящий вопрос. Он устал, она устала тоже, но это не прямое включение, поэтому проще. Стив думает о времени и борется с желанием вскочить с неудобного кресла и уйти домой, где будет тихо и никто не будет задавать никаких личных вопросов. Только простые, бытовые, вроде: «Как прошел твой день?» или «Поможешь настроить телевизор?»

Он позволяет себе улыбнуться.

Смотрит на часы. Пятнадцать минут.

Да чтоб тебя!

Звонкий голос почти оглушает.


— Иэн Харнесс: «Капитан Роджерс, вы известны миру как человек с железными устоями. Приходилось ли вам когда-нибудь жертвовать своими принципами ради чего-то?»

Вопрос почти застает Стива врасплох. Он пытается правильно подобрать слова, аккуратно выстраивая предложения в своей голове. Они не должны знать, не должны пульсацией подступает к горлу. Он искренне надеется, что паника не отражается на его лице, но пауза затягивается, а Баки всегда говорил, что он не умеет врать.

— Нет, — он сглатывает. — Я всегда делал то, что считаю правильным.

Он верит в то, что говорит.

Верно?

Журналистка пристально на него смотрит, ожидая продолжения, но Стив не готов. Вопрос слишком неоднозначный, а грань очень тонкая, он боится не удержаться, сорваться. А падать будет слишком больно.

Стив только жмет плечами, принимая свое поражение. Он больше не скажет ни слова.

Все это понимают.

Журналистка прокашливается и кидает взгляд на часы. Стив следует ее примеру. Семь минут

— И так, у нас последний вопрос на сегодня, — Стив заметно расслабляется. — Мэдкиллер. «Что вы чувстовали, когда замерзали во льдах?»

Нет

Нет.

— Нет.

Расслабленная улыбка пропадает с его лица. Он подбирается и смотрит почти испуганно, умоляюще, мол, нет, вот она граница, сюда нельзя. Необдуманный или скорее слишком хорошо продуманный вопрос бередит старые раны, заставляя вспоминать то, что он предпочел бы похоронить навсегда.

Это вас не касается

Пожалуйста.

Надо что-то сказать, но он не может выдавить из себя ни слова, все звуки застревают глубоко в груди. Он будто снова захлебывается холодной водой, которая обжигает ему легкие. Снова слышит скрежет металла и тихое гудение синего куба. Голос Пегги, танец в восемь, не опаздывай, рука Баки так близко, почему он не достал, мало старался, это все твоя вина. Вода везде, это Атлантика, и слава богу. Он будто заново оказывается там. Он будто снова не хочет жить.

О чем он тогда думал?

Что он тогда чувствовал?

— Простите, я... — ничем не могу помочь, — Я думал, что умру.

Неправда.

Я хотел умереть

— Мне было страшно.

Я был в отчаянии

— Я не мог допустить, чтобы бомбы отправились по назначению.

Я не мог вернуться без него

Стив замолкает и беспомощно смотрит на журналистку.

— Надеюсь, это вырежут.

— Прощу прощения, нам следовало...

Стив качает головой.

— Время закончилось.

Ему становится стыдно, он прячет глаза, чувствуя себя слишком обнаженным для равнодушного объектива камеры. Стафф суетится вокруг, а девочка бежит к редактору и что-то говорит, и Стиву почему-то кажется, что это о нем. Ему уже все равно.

Он устал.

Он так чертовки устал.

***

Когда Стив возвращается домой, неприятное чувство, поселившееся в районе желудка, постепенно проходит. Его состояние не остается незамеченным, но Баки ничего не говорит, он внимательно смотрит, когда Стив неуклюже падает на диван рядом с ним. Баки и правда не нужно задавать лишних вопросов, когда все понятно без слов, поэтому он просто пододвигает к нему остатки пиццы и убавляет телевизор до минимума.

— Спасибо.

Баки пожимает плечами.

— Было бы за что.

Вечером Стив сидит на кухне и рассеянно наблюдает за оживленным Баки, играющим в какую-то популярную интернет игру на его — Стива — ноутбуке. Пару раз он слышит русскую речь из динамиков, на что Баки выдает что-то такое же агрессивно русское прямо в микрофон и начинает усерднее стучать по клавишам. Такой Баки забавляет.

И ему это нравится.

Стив выныривает из своих мыслей, когда его ощутимо пихают в бок.

— Тебе письмо.

— Что? — Стив сначала озирается, потом смотрит на Баки, не до конца понимая, что ему сказали.

Баки хмурит брови.

Ах, да, письмо.

— Не можешь посмотреть от кого оно?

Баки кивает и ведет по тачпаду рукой.

— Ты давал интервью Дэйли Мэйл?

— Откуда у них моя почта?

— Дэйли Мэйл, — Баки смотрит на него осуждающе.

— Что?

— Ты не говорил мне, что будешь давать интерью Дэйли Мэйл.

— Я узнал это только сейчас, Бак, — Стив пожимает плечами, добавляя к этому, мол, я же Капитан Америка, бывает и похуже.

Баки закатывает глаза.

— Что пишут?

— Сейчас, — Баки переходит по ссылке и сосредоточенно смотрит в экран. — Они прислали два видео, перечень вопросов, извинения, надежду на дальнейшее сотрудничество...

— Извинения?

— Ну да, — Баки поджимает губы. — Они считают, что расстроили тебя.

— Бред.

— Второе видео короче на пятнадцать минут.

Стив молчит. Его лицо темнеет.

— Они сделали что-то не так?

— Все в порядке, Бак.

— Как знаешь, — Баки закрывает окно и хлопает крышкой ноутбука. — Фильм?

Пожалуй, за это он и любит Баки.

Он никогда не заставит его лгать.

Стив улыбается.

— Господи, да.

@темы: фанфикшн, рукоблудство, мое, да неужели, завершен, Первый мститель, Баки/Стив

URL
   

Red Bastarchew's

главная